ИУДАИЗМ




I ПРЕДЫДУЩАЯ I ОГЛАВЛЕНИЕ I СЛЕДУЮЩАЯ I
I ГЛАВНАЯ I ТРАДИЦИИ I ПРАЗДНИКИ I ИСТОРИЯ I НОВОСТИ II

ГЛАВА 6

РОСТ И ПАДЕНИЕ ИУДЕЙСКОГО ЦАРСТВА

В противоположность бурной истории Израильского царства, внутренняя жизнь царства Иудейского, особенно в первый век его существования, протекала довольно мирно. Династия, которую основал царь Давид, правила страной, не зная политических убийств и переворотов.

Продолжительное царствование Асы (ок. 913-873), второго по счету преемника царя Рехав'ама и более короткое — Иеошафата (ок. 873-849) значительно укрепило позиции династии благодаря высоким нравственным качествам, отличавшим обоих царей. Религиозную жизнь народа определяли Тора и Храм. Случаи богоотступничества, если и встречались, то в основном по наущению чужеземных принцесс, жен иудейских князей, и влияние их не выходило за пределы двора и знати. Народ в целом оставался верен Б-гу. Хота он и продолжал, несмотря на централизацию Б-гослужения, возносить жертвы на стародавних „высотах", украшенных колоннами и священными столбами в ханаанейском стиле, делалось это лишь в силу привычки и без дурного языческого умысла. Благодаря этой твердой вере народных масс. Асе удалось по достижении совершеннолетия покончить, не прибегая к кровопролитию, с языческими культами и жрецами-язычниками, которым покровительствовал его отец, и с ханаанейским культом богини плодородия Ашеры, которой поклонялась царица-мать. Пытался Аса бороться и с алтарями на „высотах", однако этот обычай так давно укоренился в народной религиозной жизни, что ликвидировать его было невозможно. Эту борьбу продолжил его сын Иеошафат, но едва ли добился лучших результатов. Иеошафат провел также реорганизацию судо-производства. В каждом городе был назначен судья для отправления правосудия в соответствии с предписаниями Второзакония (16, 19 и след.). Важнейшая особенность этой реформы — отделение суда религиозного от гражданского. Во главе религиозного суда царь поставил первосвященника, а во главе гражданского суда — своего личного представителя; сам же, в отличие от своих предшественников, все чаще воздерживался от отправления правосудия, чтобы обеспечить надзор за правильным его ходом (Хроники, 19, 5 и ниже). Иеошафат предпринял также важные шаги для распространения знания „Книги Б-жьего Закона" во всех городах Иудеи (Хр.-П, 17, 9).

Преданность Б-гу не помешала, однако, Иеошафату женить своего сына Иеорама на дочери израильского царя Ахава, Аталье. Этот брачный союз, вызванный растущей опасностью со стороны арамейцев и ассирийцев, сыграл роковую роль в судьбе Южного царства. Он привел к проникновению в страну, впервые за всю ее историю, культа Ваала и убийства как орудия государственной политики. Аталья оказалась истинной дочерью своей матери Изевели. Под ее влиянием Иеорам не только сам принял тирский культ Ваала, но и решил сделать его государственной религией. Чтобы избавиться от противников этой языческой политики, он уничтожил шестерых своих братьев и членов других знатных семей. После восьми лет царствования он умер, оставив страну в ослабленном состоянии из-за внутренних распрей и из-за потери важной области — Эдома, который, благодаря проходившему там караванному пути, торговле через Красное море и обнаруженных рудоносных залежей, служил большим подспорьем в экономике истощенного Иудейского царства.

Когда израильский царь Иеу убил сына Атальи, Ахазию (см. выше), перед царицей открылись новые возможности. Она тут же захватила престол и для обеспечения своей власти и свободы действий предала смерти всех членов царского рода. Венцом злодеяний Атальи стало учреждение культа тирского Ваала в качестве официальной религии страны. К счастью, от резни уцелел годовалый внук Атальи Йоаш. Шесть лет укрывали его священники в Храме, а когда он подрос, первосвященник Йояда помазал его царем Иудеи. Тот же Иояда убил Аталью и побудил народ и царя дать в Храме новый торжественный обет верности Б-гу.

Влияние Йояды на страну и царя сохранялось до конца жизни первосвященника, но после его смерти вновь возродился культ Ваала, которого придерживалась знать и сам царь. Вскоре Иудее стал угрожать царь Хазаэль, и Иоаш откупился от него подарками из сокровищницы Храма. Растущее возмущение вероотступ-ничеством царя и кощунственным ограблением Храма привело к цареубийству. Новый царь Амацья, сын Йоаша, казнил убийц отца, пощадив, однако, как предписывалось во Второзаконии (24, 16), их потомство. Вновь завоевав Эдом, Амацья необдуманно ввязался в войну с царем Исраэля Йоашем, от которого потерпел позорное поражение (ок. 790 г.).

Однако после смерти Иеравама упадок Исраэля дал Иудее возможность оправиться от унизительного поражения, и в годы долгого царствования Узияу (ок. 783-742 гг.) и менее продолжительного — его сына Йотама (742-735) Иудея находилась в расцвете мощи и благоденствия.

С восхождением на престол сына Йотама Ахаза (ок. 735-727 гг.) Иудея начинает ощущать давление со стороны Ассирии. Но вначале нажим оказывают Исраэль и Сирия, пытаясь втянуть Иудею в антиассирийскую коалицию. Столкнувшись с сопротивлением, они вторгаются в страну и угрожают осадой Иерушалаиму.

Выдающейся фигурой этого времени, когда Иудее пришлось выдерживать напор сирийско-израильских сил, был пророк Иешаяу (Исайя). Он ясно видел, что предстоит столкновение двух крупных держав — Ассирии и Египта и что единственный выход для Иудеи — соблюдать строгий нейтралитет. Поэтому он неустанно призывал царя и народ не вступать в рискованные союзы, не впутываться в политические интриги, а твердо положиться на Б-га, Который защитит и спасет Свой народ. В своих пророчествах Иешаяу предрек неизбежное падение и Дамаска, и северного Ассирийского царства. Не внимая предостережениям пророка, царь Ахаз, однако, призвал себе на помощь Ассирию. Приближение ассирийских войск положило конец сирийско-израильской осаде. Иудея спаслась, но ценой утраты собственной независимости.

Ахазу пришлось самому отправиться в Дамаск на поклон к Тиглатпилесеру. Ослепленный величием и блеском царского двора, Ахаз приписал их могуществу ассирийских богов и попал под влияние идолопоклонства. Вернувшись в Иудею, он велел соорудить в храме жертвенник по типу того, что был в Дамаске, и ввел в стране культ кровожадного Молоха, которому в жертву приносили детей, и даже принес своего собственного сына на алтарь всепожирающего огня Молоха.

Сын и наследник Ахаза, Хизкия (Йехизкияу) (ок. 727-698 гг.), оставался по-прежнему в подчинении у Ассирии, но порвал с идолопоклонством. Вступив на престол, он немедленно запретил поклонение истуканам, а также служение Превечному на „высотах", против которого тщетно боролись его предшествен-ники. Хизкия реорганизовал службу в Храме и стал инициатором религиозного подъема и возрождения. Он был отмечен торжественным празднованием праздника Песах, на который в Иерушалаим были приглашены жители и Северного царства. Царь поощрял также занятия литературой и, в том числе, собирание литературного наследия царя Шеломо.

Во всей своей деятельности Хизкия опирался на поддержку пророков Иешаяу и Михи. Приняв на себя те обязанности, которые раньше несли Амос и Ошея, Иешаяу и Миха разоблачали общественное разложение и изнеживающую роскошь, под-ступавшую к Иудее на волне материального благоденствия. Однако, проповедуя истинное благочестие, они внесли в свои поучения новую ноту. Пророки осуждали не сами обряды, в которых, собственно говоря, ничего языческого не было, а то, как они совершаются — отрыв внутреннего благочестия и нравственно-цельного поведения от формы Б-гослужения:храмовых обрядов, жертвоприношений, соблюдения Шаббата и других праздников, молитв. Иешаяу и Миха неустанно подчеркивали, что жертвоприношения — как бы тщательно они ни производились — не замена справедливости и праведности. „Б-г Исраэля, — толковал Иешаяу, — Святой Б-г, Он не терпит не то что поступка, слова нечистого" (Иеш., 5, 6). А Миха в своем известном изречении дал классическое определение истинной веры:

„Сказано тебе, человек! Что [есть] добро и чего требует от тебя Превечный. Только поступать по справедливости и со смирением ходить перед Б-гом" (Миха, 6, 8). Оба пророка предостерегали Иерушалаим и увещевали жителей города покаяться в грехах и изменить свой образ жизни, если они не хотят повторения судьбы Самарии.

Иешаяу был призван к миссии пророка в видении, которое посетило его в Храме в год смерти царя Узии, так что ко времени восхождения на престол Хизкии репутация его как пророка и государственного деятеля была широко известна. Предсказания Иешаяу исполнялись слово в слово, и по его совету Хизкия отверг льстивые уговоры Египта, пытавшегося втянуть Иудею в свою антиассирийскую политику. Однако смерть императора Ассирии Саргона (705 г.) послужила толчком для восстания многих зависимых стран, и, отбросив советы Иешаяу, Хизкия принял в нем участие и сыграл заметную роль. В ответ последовало вторжение в Иудею Санхерива. Сорок пять городов было захвачено, и многие жители были изгнаны. Иерушалаим подвергся осаде. Санхерив требовал полной капитуляции. На этот раз Хизкия положился на слова пророка, утверждавшего, что Б-г защитит свой город, и послал Ассирии дерзкий ответ. Иешаяу снова оказался истинным пророком. В одну ночь погибло все войско осаждавших. Санхерив вынужден был убраться восвояси. Иерушалаим был спасен (701 г.)

Чудесное избавление Иерушалаима породило те великие пророчества Иешаяу и Михи, с которыми сплелись впоследствии высочайшие мечты и чаяния человечества. Перед внутренним взором пророков предстало видение нового Иерушалаима, который будет центром единого всечеловеческого царства, куда будут стекаться народы в поисках света и руководства. Во главе этого царства встанет царь, превосходящий всех прочих царей праведностью и милосердием. Там будут царить только мир и справедливость. Навсегда исчезнет общественное зло, порожда-ющее нищету, и политические злодеяния, приводящие к войнам. Благословение, осеняющее это царство, отразится в природе и в жизни человека. „Не будут делать зла и не будут уничтожать на всей святой горе Моей, ибо земля наполнится знанием Б-га, как воды наполняют море" (Иеш., 11, 9). Все печальное, уродливое и грешное рассеется, и человек начнет новую жизнь в обновленном и преображенном мире.

С этим пророчеством о временах Машиаха тесно связано учение об „остатке Исраэля". Возродившись в Ционе, „остаток Исраэля" станет ядром будущего всемирного царства справедливости, вокруг которого соберутся народы земли.

Отступление Санхерива из-под Иерушалаима не означало, что Иудея освободилась от ассирийской зависимости. В царствование сына Хизкии, Менаше (ок. 696-641 гг.), явственно выявились пагубные результаты, которые дало это продолжительное подчинение Ассирии в религиозной сфере. Выродок в религиозном и нравственном отношении, Менаше пошел по стопам своего деда Ахаза и возродил культ ассирийских богов, поклонение звездам и приношение детей в жертву. Это был наихудший в истории Иудеи период жестокой языческой реакции. И самое поразительное на этой стадии в истории Исраэля — это то, что все это чудовищное совершалось теми самыми людьми, которые заявляли о своей преданности Превечному и надеялись таким путем завоевать Его расположение.

Сын и преемник Менаше, Амон, был не лучше своего отца. Жизнь его, однако, быстро оборвалась: на втором году царствования он стал жертвой дворцового заговора, и ок. 640 г. на престол взошел его восьмилетний сын Иошияу — один из лучших царей, которых знала Иудея. Его совершеннолетие почти совпало со смертью Ашурбанипала и началом заката ассирийского могущества. Осаждаемая с юга и с запада Вавилоном, а с севера и востока - скифами и медейцами, Ассирия уже не в силах была держать в узде свои отдаленные провинции. Пользуясь моментом, Иошияу объявил Иудею независимым государством и провел религиозную реформу, которая оказалась более эффективной, чем преобразования Хизкии и которую удалось, не опасаясь вмешательства Ассирии, распространить и на северный Исраэль.

Реформа Иошияу в значительной мере опиралась на важную находку, обнаруженную во время перестройки Храма. Это была „Книга Закона" („Тора"), которую стали зачитывать перед народом. Отрывки, скрупулезно описывающие наказания, которым будет подвергнут Исраэль за вероотступничество, произвели такое глубокое впечатление, что народ и царь дали перед Б-гом торжественный обет выполнять все предписания Его Закона.

Реформа Иошияу раз и навсегда положила конец идоло-поклонству в качестве государственной веры. Тем самым она явилась важной вехой в развитии израильской религии. Но битва за истинную веру далеко еще не была выиграна. Даже при твердой власти Иошияу, когда почитание истуканов было изгнано из общественного Б-гослужения, в частной жизни идолам продолжали поклоняться. Оставались в силе и языческие представления о том, что для Б-га важнее жертвоприношения, чем нравственный образ жизни, и что Храм и Ковчег наделены магической силой, хранящей народ, так что никакое разрушение не коснется его, каковы бы ни были его злодеяния. Вместо того, чтобы бороться с этими заблуждениями, их поддерживали в народе обманщики-священ-ники, для которых жертвоприношения были важной статьей дохода, и лжепророки, извлекавшие выгоду из своих утеши-тельных пророчеств, внушавших ложное чувство безопасности.

Мужественный отпор этим извращенным понятиям религии дал священник-пророк Ирмеяу (Иеремия). В громовых речах его звучало не утешение, а осуждение зла, творившегося в народе. Все такие жертвоприношения, говорил он людям, не более, чем дым; Б-гу не нужны их жертвы. Он требует от людей справедливости и праведности. И напрасно полагаются они так на Храм и на Ковчег. Б-г ненавидит зло. Он покарает их за грехи, в каком бы священном месте они их ни творили.

Тем временем произошли грозные события, всколыхнувшие мир и подорвавшие успех громовых проповедей Ирмеяу и надежды, возникшие было в связи с реформами Иошияу. В 609 г. неожиданно пала Ассирийская империя, переходившая последнее время как легкая добыча из рук в руки соперничавших наций. Теперь Вавилон и Египет вступили в ожесточенную борьбу за ассирийское наследство — господство над Западной Азией. Вместо того, чтоб держаться в стороне от этой борьбы, Иошияу примкнул к Вавилону и в 609 г. попытался на перевале Мегидо перегородить путь египет-скому войску, которое двигалось на Вавилон. Битва закончилась полным разгромом Иудеи, и сам царь пал на поле боя.

Эта национальная катастрофа, постигшая страну вскоре после реформ, которые провел Иошияу, произвела разрушительное действие на религиозную жизнь страны. Слепые к собственным прегрешениям, люди оспаривали справедливость суда Б-жьего, которых покарал их, якобы, не за их грехи, а за грехи их отцов, или же впадали в полный скептицизм (Цфанья (Софоний), 1, 2). Тщетно пытался Ирмеяу довести до сознания очевидную и простую истину, что каждый из них грешен и каждый должен нести ответственность за случившееся несчастье (Ир., 31, 28-29). Полным ходом пошла нравственно-религиозная деградация и при сыне Иошияу, Иехоахазе. С новой силой затопил страну поток чужеземных культов богов ассирийских, египетских и даже старых, ханаанейских.

В политическом отношении военное вмешательство Иошияу имело также губительные последствия. Независимой политике Иудеи пришел конец. Соблюдать его нейтралитет стало невозможно. Оставалось теперь выбрать, на чью сторону встать — Египта против Вавилона или Вавилона против Египта, и в любом случае навлечь на себя гнев противной стороны.

После понесенного поражения Иудея оказалась отданной на милость победителя — Египта. Не прошло и трех месяцев, как царь Иехоахаз был смещен фараоном Нехо, заподозрившим его в измене, и выслан из Иудеи в Египет. Царем фараон сделал его брата Иеоякима.

После поражения, которое нанес египтянам в битве при Кархемише Невухаднецар (605 г.), на смену египетской власти пришла вавилонская. Восстание, вскоре поднятое Иеоякимом по подстрекательству Египта, провалилось, и наказание не заставило себя ждать. Иеояким, впрочем, умер еще до того, как войска Невухаднецара осадили Иерушалаим. Страшный удар пришлось принять на себя его юному сыну Иеояхину. Второго Адара (16-го марта) 597 г. Невухаднецар взял штурмом Иерушалаим и захватил в плен царя и весь цвет столицы.

Царем обессиленного государства Невухаднецар сделал дядю Иеояхина, Цидкию, который поклялся в верности Вавилону. Но обольстившись посулами Египта и ободрившись предсказаниями лжепророков, Цидкия поднял восстание. Напрасно предостерегал царя и народ Ирмеяу, указывая на катастрофические последствия такого шага и советуя подчиниться власти Вавилона, господство которого в настоящее время определено волей Б-га, — его заклеймили предателем, заключили в тюрьму и даже грозили лишить жизни. Скоро наступила развязка. После двух лет тяжелейшей осады Невухаднецар взял Иерушалаим и разрушил его, сравняв с землей (Август 586 г.). Иудея из самостоятельного государства превратилась в колонию. Большая часть населения подверглась изгнанию, остались на месте лишь немногочисленные „виноградари и хлебопашцы". Правителем колонии был назначен бывший дворецкий царского дома Гедалья. Его убийство, совершенное недовольными этим назначением уцелевшими отпрысками рода Давида, привело к дальнейшему сокращению населения, большая часть которого была уведена в плен в Вавилон, а другая бежала в Египет.

Так, попав в неволю, Иудея разделила участь десяти колен Израиля. Но если эти колена исчезли, растворившись среди своих завоевателей, то колено Иеуды выжило и сохранилось. Более того, из суровых испытаний несчастья и бед, из изгнания и плена, вышел новый народ, очищенный от старых грехов, — евреи. Расселяясь по всей земле, оседая в разных странах, евреи повсюду несли с собой новое учение — иудаизм.

Сформировавшийся и вскормленный в вере, неподвластный переменам среды и обстоятельств, иудаизм не только пережил вавилонское пленение, но приобрел силу, которой суждено было, в свою очередь, пленить и покорить мир.




I ПРЕДЫДУЩАЯ I ОГЛАВЛЕНИЕ I СЛЕДУЮЩАЯ I
I ГЛАВНАЯ I ТРАДИЦИИ I ПРАЗДНИКИ I ИСТОРИЯ I НОВОСТИ II