=Главная=Изранет=ШОА=История=Ирушалаим=Новости=Проекты=Традиции=
=Книжная полка=Музей=Антисемитизм=Материалы=

ИСТОРИЯ АНТИСЕМИТИЗМА

Пишите! MD

ХРИСТИАНСКО-ИУДЕЙСКИЙ ДИАЛОГ:

ОБВИНЕНИЕ В БОГОУБИЙСТВЕ И МИФЫ О ПОРОЧНОСТИ ЕВРЕЕВ

    На протяжении многих веков основу традиционных представлений о евреях составляли три мифа: обвинение в богоубийстве; средневековый миф о кровавых наветах и еврее как воплощении дьявола; образ еврея-заговорщика.

    Нападки на иудеев за убийство Христа содержатся уже в новозаветных текстах (Мф. 27: 25; Деян. 2: 36; 1 Фесс. 2: 15-16). Первое прямое обвинение в богоубийстве, — а именно, что иудеи убили Христа, и, следовательно. Бога — принадлежит Мелитону, епискому Сардийскому, жившему во II в. В последующие столетия идею о виновности евреев в смерти Христа, а значит, и Бога, развивали отцы Церкви. Обвинения в богоубийстве звучали в проповедях и писаниях Иоанна Златоуста, бл.Августина, Лютера. Природу евреев считали изначально порочной, их называли убийцами — сначала пророков, а потом Христа. В результате страдания евреев рассматривались как заслуженная кара за их грехи.

    Эпоха средневековья была отмечена крестовыми походами и погромами евреев по всей Европе; некоторые христианские иерархи выступали против такого обращения с евреями, но без особого успеха. В этот период появились новые мифы о порочной сущности евреев. Их изображали воплощением дьявола и всех сил зла. С ними связывали самые разные суеверия и колдовство; раздавались голоса, что евреи, в качестве земных слуг сатаны, совершают магические действия против христиан. Демонизируя евреев, христиане стали обвинять их в ритуальных убийствах и осквернении причастия. Простой народ с полной серьезностью относился к таким обвинениям, — и, среди них, к тому, что евреи убивают христианских детей и используют их кровь для приготовления пасхальной еды. Впервые обвинения в ритуальном убийстве были выдвинуты в 1144 и 1147 гг. Разъяренная толпа нападала на еврейские дома; было убито множество евреев. Папа Иннокентий IV провел расследование, результатом которого стала папская булла 1247 г. С евреев снимались обвинения в ритуальных убийствах, однако это не произвело большого впечатления на христиан. Евреев обвинили в распространении чумы, и опять многие из них погибли насильственной смертью. Значительной части еврейского населения зачастую приходилось жить в гетто из-за страха перед соседями-христианами.

    Наступили времена Реформации, но Лютер не стал отказываться от наследия Средних веков. Он опирался все на то же антиудейское учение Церкви и средневековые мифы о порочности евреев. В своем памфлете "О евреях и их лжи", написанном в 1543 г., Лютер призывал сжигать синагоги, еврейские дома и отказаться от всяких защитных мер в отношении евреев. Он утверждал, что евреи паразитируют на обществе, что обратить их в христианство тяжелее, чем самого дьявола, и что им предназначено гореть в аду. Он пытался, хотя и безуспешно, склонить германского князя к полному изгнанию евреев из страны.

    В XIX в. возник новый миф — о еврее-заговорщике. Широкое распространение получила идея о том, что евреи организуют заговор с целью захвата власти над миром. Почву для подобных обвинений в определенной мере подготовило широкое участие евреев в управлении финансовой и хозяйственной жизнью. Евреям приписывали развязывание англо-бурской войны и русской революции. Когда в 1914 г. разразилась Первая мировая война, то повсюду стали говорить о чрезмерном влиянии евреев на современное общество. Впоследствии Гитлер снова использовал образ еврея-заго- ворщика, возложив на евреев ответственность за огромные репарации, которые должна была выплачивать Германия. Гитлеровская пропаганда изображала евреев, как организаторов заговора с целью разрушить независимость и суверенитет Германии; на них возлагалась вся вина за неудачи Германии в войне; они объявлялись паразитами на теле общества и воплощением самого дьявола. Гитлер настаивал, что страну следует избавить от влияния и самого присутствия евреев. После прихода к власти в 1933 г., он постепенно отменил все законы, обеспечивавшие еврейству равные гражданские права, и евреи снова увидели, как горят их дома, синагоги, магазины. Они лишились правовой защиты; им запрещалось всту- пать в смешанные браки и состоять на государственной службе. Гитлер потребовал "окончательного решения еврейского вопроса", что привело к крупномасштабному уничтожению европейского еврейства. Теория "еврейского заговора" существует до сих пор, хотя и в несколько измененном виде. Находятся люди, вроде Ричарда Верралла и Дэвида Ирвинга, которые отрицают сам факт Холокоста. Вопреки всем свидетельствам, они утверждают, что разговоры о Холокосте — лишь еще один пример "еврейского заговора".

    Холокост, хотя и не являясь единственным побудительным мотивом к развитию новых иудейско-христианских отношений, положил начало кардинальным изменениям в отношении христиан к иудаизму. Еще в 30-х и 40-х годах раздавались голоса, например, Джеймса Паркса и Билла Симпсона, предупреждавшие об опасностях антисемитизма; в 1942 г. был основан Совет христиан и иудеев в Великобритании. Однако подобные явления все же были довольно редки.

    Именно Холокост заставил многих христиан пересмотреть свое отношение к иудаизму. Материалы, представленные в последующих главах хрестоматии, говорят сами за себя; читатель убедится, какого значительного прогресса достигли на этом пути христианские Церкви. Однако изменилась не только христианская позиция: еврейская община также проделала немалый путь, чтобы разглядеть в христианах партнеров по диалогу. Многие иудеи, в том числе и ортодоксы, готовы обсуждать самые различные моменты, разделяющие две религии. При этом они исходят из убеждения, что в диалоге участвуют равные партнеры, и что христиане не ставят перед собой цели обратить иудеев. Между иудеями и христианами возникли новые отношения, построенные на доверии и сотрудничестве, — что поистине замечательно, если принять во внимание всю историю еврейско-христианских отношений и продолжающиеся попытки некоторых христиан обратить евреев в свою веру. Эти отношения заслуживают серьезного и всестороннего осмысления. В последующих главах читателю предлагаются различные точки зрения на развитие иудейско-христианского диалога.