ПИШИТЕ! MD

=Главная=Изранет=ШОА=История=Ирушалаим=Новости=Проекты=Традиции=
=Книжная полка=Музей=Антисемитизм=Материалы=


ЕВРЕЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ В МОСКВЕ
Вестник ЕУМ, № 3 (13), 1996


О. Белова

ЕВРЕИ ГЛАЗАМИ СЛАВЯН
(По материалам традиционной народной культуры)

В системе традиционной народной культуры всякий представитель иноэтнической группы соотносится с категорией «чужого», опасного, потустороннего. В основе отношений к этническим соседям лежит устойчивое противопоставление «свой — чужой». Основную роль играет здесь инстинктивное отрицание чужого как непонятного, неприемлемого, греховного, которое и формирует определяющий стереотип в отношении к другим народам. Форму такого межэтнического и межкультурного диалога можно определить как «взаимное отталкивание», в результате которого в народных представлениях об иноземцах преобладают не реальные факты, а искаженные образы, сформировавшиеся на основе предрассудков и предубеждений.

Наиболее интересны и показательны в связи с универсальной семантической оппозицией «свой — чужой» свидетельства из регионов, где имели место тесные этнокультурные контакты. Такими регионами в славянском мире являются Балканы, Карпаты, а также польско-украинско-белорусское Полесье — одна из самых архаических в этнокультурном отношении славянских зон. Кроме того, говоря о Полесье, нельзя не отметить своеобразие этноконфессиональной ситуации: здесь на сравнительно небольшой территории проживают в тесном соседстве православные, католики и члены общин евангельских христиан-баптистов. До второй мировой войны в Полесье проживало также еврейское население. Столь тесное соприкосновение с элементами другой культуры и религии, другой обрядностью не могло не наложить отпечаток на «народное прочтение» как библейской истории, так и обычаев соседей-евреев носителями славянской традиции. Источниками для данного исследования послужили фольклорно-этнографические записи XIX—XX вв., опубликованные в фундаментальных трудах П. Чубинского, К. Мошиньского, М. Федеровского, О. Кольберга, В. Гнатюка, А. Илиева и других, а также уникальные материалы из Полесского архива Института славяноведения и балканистики РАН (далее ПА), собранные участниками этнолингвистических экспедиций в Полесье в 1980—1985 гг.

В фольклорных свидетельствах представители других этносов могут выступать в виде некоего мифического народа, великанов, людоедов или зооморфных чудовищ, причем часто этим «мифическим инородцам» присваиваются имена реальных этносов. Таковы великаны «мамаи» у русских, «шведы» у украинцев, исполины-людоеды «джидове», «джидовци» и «латини» у болгар, людоеды-песиголовцы «турки» и «татары» у хорватов и словаков. Черты людоедов могут быть приписаны не только мифическим великанам-инородцам, но и непосредственным этническим соседям. Так, представления о евреях-людоедах есть у болгар, сербов, словенцев, македонцев: «евреите во сабота ништо не вакьят, а во нiдела чоека iадат» (макед.; [1], c. 249).

Что же в первую очередь привлекало внимание носителей славянской традиции в этнических соседях-евреях? Показательно, что фольклорные свидетельства практически не отражают языковых различий; основное внимание уделяется различиям в религии, обрядах, бытовом укладе.

Происхождение, внешние особенности, характерные черты быта и выключенность инородцев из обычного уклада жизни могут объясняться совершением какого-либо неблаговидного поступка в прошлом. Евреи не являются здесь исключением. Их гонимость объясняется тем, что один еврей, подражая Христу, пытался в начале света оживлять людей, но потерпел неудачу (бел.; [2], c. 11). Любопытной трансформации подвергся универсальный сюжет о вечном страннике-жиде, проклятом Христом за то, что во время пути на Голгофу тот гнал его от порога своего дома. По белорусскому поверью, «вечный жид» стареет и молодеет вместе с месяцем и обречен на скитание до Страшного суда ([2], c. 238); на Волыни рассказывают, что вместе с месяцем перерождаются снова и снова евреи, распявшие Христа ([3], c. 10—11). Кашубы верят, что «vecni Zid» — существо очень маленького роста, так как он стоптал ноги до колен за время скитаний; когда он их до конца стопчет, наступит конец света ([4], c. 297). Гонимость евреев объясняется славянами-христианами огромным грехом, совершенным евреями в прошлом,— распятием Христа, за что они были прокляты и рассеяны по всему миру. «Божьим проклятием» могут объясняться даже события Новейшей истории, в том числе и катастрофа еврейского народа во время второй мировой войны: «Pan Bоg zeslal takiego Hitlera, zeby ich zniszczyl. Wojna nigdy nie jest od ludzi, tylko od Boga. To Pan Bоg prowadzi wojni « (пол.; запись 1985 г., [5], c. 91).

Инородцам часто приписываются необычные черты внешности или скрытые дефекты, подчеркивающие их чужеродность. Так, в польском Полесье говорят, что евреи имеют маленькие хвостики ([6], c. 180). Многие евреи имеют веснушки, так как, не веря Христу, они подали ему вареного петуха и попросили оживить птицу; оживший петух захлопал крыльями и обрызгал евреев подливой (зап.-укр.; [7], c. 147). Обратившись к библейской истории, славянская народная традиция нашла объяснение даже тому, «через що жиди паршивi»: «Як жиди ходили з Мойсейом до пушчи, то Бох им посилау манну та перепелицi. Але жиди дуже захланнi! Налапали тнлько перепелиць, шчo ci м позасмерджували. I так вони ли засмерджене перепелиц, а с того подiставали пархи» (Галиция; [8], c. 33).

Пищевые запреты, характерные для иудаизма, также были прокомментированы соседями. Повсеместно у славян бытует легенда о том, что евреи не едят свинины, так как Христос превратил в свинью еврейскую женщину, которую спрятали под корыто, чтобы испытать всеведение Христа; потому и считается, что свинья — это «еврейская тетка». В житомирском Полесье был записан нестандартный вариант этого рассказа, согласно которому сам Христос посадил беременную еврейку под корыто и спросил своего ученика, что там спрятано. Ученик ответил, что там свинья с поросятами, и от его слов превращение совершилось. Тогда Христос поверил, что ученик действительно овладел теми знаниями, которыми делился с ним Христос. «А про то жыды сала не едят»,— заключает легенда (ПА, 1981). В регионе Белостока (Польша) бытовал еще один вариант этой легенды, своеобразный «перевертыш» традиционного сюжета. Рассказывают, что евреи, желая выставить Христа на посмешище, накрыли корытом свинью с поросятами. Христос сказал, что под корытом находится женщина с ребенком; убедившись в его правоте, евреи перестали есть свинину, так как считают, что люди происходят от свиней ([5], c. 90). Здесь вступает в действие особая логика народного рассказа, о которой мы еще скажем в дальнейшем. Вариацией на ту же тему является известная на Гомельщине легенда о том, почему евреи не едят рыб-вьюнов. Чтобы испытать Христа, они завязали ему глаза, бросили в воду пригоршню гвоздей и спросили: «Что там?» «Вьюны»,— ответил Христос, и гвозди в ручье тут же превратились в рыб; с тех пор евреи не употребляют их в пищу (ПА, 1983).

В полесских легендах нашло отражение и необычное для славян убранство еврейского дома. Так, рассказывают, что когда евреи схватили Христа, то привели его на «бескупский двор». «И бискуп ерэйский его суди«. После суда Христос был распят и похоронен, а евреи решили как-то отметить это событие. «Вылили золото, и вылилася як палено». И с тех пор в домах «у йих были таки трубачки прибиты на памjять» (гомельск.; ПА, 1983).

В данном случае речь идет о мезузе — обязательном элементе при входе в еврейское жилище.

Народная традиция не осталась в стороне от полемики между христианами и иудеями по вопросам веры и религии. Сведения о вере евреев обычно кратки: «У жыдоу другий Бог»; «Жыды не уклоняюца Христу. Христос вроде сын Божый, и жыды ему не верили» (житом.; ПА, 1981); «Ярэи хатели пэрэвернуть руских, шоб былы вся йихняя вера» (гомельск.; ПА, 1983). В фольклорных свидетельствах сохранились следы и конкретных общественных явлений: «жыды — воны пэрэхрэщивались в руских, в украинцев» (житом.; ПА, 1981). Разнообразны представления о том, к какому народу принадлежал Иисус. Вопрос этнической принадлежности тесно связывается с идеей вероисповедания, крещения. Преобладает точка зрения, что Иисус Христос не был евреем: «Сус Христос жэ хрэшченый, а жыды нехрэшченые» (гомельск.; ПА, 1983), и именно по этому признаку он противопоставляется, в частности, Иуде-предателю. «Иуда з жыдо быв, а Христос нэ. Руский»; «Июда родися з ерэйки, а Сус Христос з Божей Матери»; «Иуда Исуса замучил, з жыдо быв» (житом.; ПА, 1981). Поскольку Христос не еврей, он не соблюдает еврейских обычаев: на вопрос учеников при виде пасущихся овец, коров, коней, что из этого можно есть, Христос отвечает, что можно есть мясо свиней, «только трэба пэрэпустить через огонь» (житом.; ПА, 1981).

Существует представление о переходе Иисуса Христа в другую веру и о перемене им имени (запись сделана в селе, где проживает много католиков, и отражает религиозную полемику не только христиан с иудеями, но и «внутренние» разногласия православных и католиков): «Исус Христос переезжал з Египта в Ирусалим. Исус Христос в Иурасалиме радися. Ерэй быв. Имя ёго Юд Навин. Пражыл трыцать пять лет ерэйским царом. На Ердани крэстися. Як ён уже ста крэстица, так ёго схватили и замучили. Ён пакинул ерэйску веру, а пэрэшол в рускую. В руской вере дали ему имя Петро-Илья. А Багародице не панравилась руска цэрка. И ана перевела яго у касцёл. И пэрэкрэстили его. И дали имя Исус Христос» (гомельск.; ПА, 1983). Крещение может осмысляться не только как обретение истинной веры, но и как приобщение к «своему» этносу. В Македонии баба, передавая матери окрещенного младенца, трижды говорит: «Еврейче ми то даде, ристянче ти го давам» («Ты мне дала еврея, я тебе даю христианина»; [9], c. 372).

Традиционным является представление, что у инородцев нет души, а есть только «пар», «пара», как у животных. Но даже если наличие души у инородцев/иноверцев признается, они не могут вместе с христианами попасть в ад, рай или чистилище. Для душ евреев и некрещеных детей существует особое место «otchlan» (пол., [10], c. 21) или «atchlan» (бел.; [2], c. 221) — пещера или бездонная темная пропасть. Лишенные души евреи потому и могут быть превращены в различных животных,— о традиционном сюжете с превращением еврейки в свинью мы уже говорили; считается, что в удоде живет душа еврея ([11], c. 294; ср. славянские названия этой птицы — «kukulka zydowska», «жидивска зозуля», «еврэйска зозуля» и одновременно «московска зозуля»). В Польше удода принимают также за «еврейского бога» («bozka zydоw» или за «ducha zydowskiego»; [12], c. 126). Украинцы Закарпатья верят, что душа умершего еврея переселяется в коня [11]; поляки рассказывают, что сорока — это превращенная еврейская девушка, которая хотела перехитрить Христа ([5], c. 90). В белорусских заговорах «евреями» называют волков: «Святы Юрай-Ягорай, рассылай сваiх ярэя (вако) па цёмных лясах, па дзiкiх балатах...» ([14], № 156). Русины Закарпатья, отказывая евреям в наличии у них души, приравнивают их к животным, когда говорят «жид iздох», «жид iзгиб», но никогда «жид умер», как принято говорить о смерти человека ([15], c. 35).

Инородцы и нечистая сила тесно связаны в народном сознании. Считается, что евреи не только отдают свои души черту, но и поклоняются ему. На Волыни рассказывают, что в праздник Пейсах евреи ставят для него угощение; ночью приходит «той шо з рiжками» и оставляет им деньги ([16], c. 11). Польские песни упоминают «zedowskiego boga bez jednego roga» (краков.; [17], c. 347; ср. рус. «бог с рогами», «ангел с рожками», «черт»). Когда еврей моет руки и стряхивает воду, из брызг появляются черти; аналогичные поверья существуют о черте (укр.; [18], c. 607). С нечистой силой связаны, с точки зрения славян, и даты еврейского религиозного календаря, и прежде всего Йом-Кипур (Судный день); на территории украинского и белорусского Полесья этот день называется «хопун», «хапун». Согласно поверьям полешуков, ежегодно в судную ночь черт похищает из каждого села или местечка еврея и еврейку, уносит в болото, мучает. В глухую полночь поднимается ветер, начинается буря, гаснут все свечи; когда евреи снова их зажигают, то видят, что среди них не хватает людей. Чтобы уберечься от этого, евреи приглашают на свою молитву христианина с громничной свечой (принесенной из церкви на Сретенье). Свеча горит в укрытии, и когда появляется черт, свечу открывают и черт убегает. Похищение евреев объясняется следующим образом. Во время странствий по пустыне Моисей разбил сделанного евреями золотого тельца, истолок в порошок, бросил в воду и заставил евреев пить. Но коварный черт предстал перед евреями в виде разбитого тельца; они побежали за ним, и черт увлек их в пустыню. Чтобы собрать евреев, Моисей дал клятву черту, что вместо гибели всех евреев он будет давать ему каждый год по паре. Черт затрубил в громадный рог и собрал евреев. В судную ночь евреи могут узнать, кого из них схватит черт,— они смотрятся в воду: жертва похищения не увидит своего отражения ([2], c. 238; [3], c. 189, 191; [19], c. 119—120). В житомирском Полесье рассказывают, что «жидиска судна ноч» бывает в сентябре — это ночь со страшной грозой, дождем, сверканием молний: «Колысь тэю судню ночью ворожыли жиды. Выбирают соби одну хату i эту ноч оны молюцца. Хапун жидка ухопи» (ПА, 1981) — так говорили о тех, кого недосчитывались после этой ночи. В других регионах Полесья и — шире — на территории Восточной Европы такая ночь со страшной грозой или со вспышками молний без дождя называется «воробьиной» или «рябиновой» ночью. На Житомирщине «рябинова (рабинова) ноч» происходит примерно через неделю после «судны ночи» и оказывается, таким образом, приуроченной к еврейскому празднику Кущей. В эту ночь евреи отмечают то, что минула опасность, угрожавшая им во время судной ночи. Собираются «еврэйски кучкы и молюцца богу за свое шчастье. И там должэн присутствовать одын, наш мужык, украинэц, дэ воны обэспэчэны; еврэи жэ увэрэны, шо жэ их хопун еэ возьмэ. Це y нас сили было. Мою маты приглашалы ночовать. Це я увэрэнно говору, шо то нэ казка». В этой местности народная этимология объясняет название «рябинова/рабинова» через слово «рабин» — раввин, что подчеркивает приуроченность этой ночи к еврейскому празднику (ПА, 1981). В славянской традиции «воробьиные ночи» связаны с различными событиями, имеющими отношение к потустороннему миру: в эти ночи цветет папоротник или «гуляют черти»[20]; совпадение еврейских праздников с такими опасными периодами народного календаря еще раз подтверждают связь инородцев, «чужих», с нечистой силой. В то же время есть свидетельства, что черт досаждает одинаково всем людям, независимо от этнической принадлежности; поэтому, чтобы избавить еврея от козней нечистой силы, нужно осенить его крестным знамением (бел.; [19], c. 109). Дни еврейских праздников считались в Полесье неблагоприятными для хозяйственной деятельности. Так, в день праздника Кущей нельзя было рубить и складывать в бочки капусту — сгниет (бел.; [2], c. 381). Евреи могли вызывать погодное ненастье: если зимой они слоняются по селу — быть метели (бел.; [2], c. 238); «буде дощ, бо жиди волочацця»,— говорит украинская примета ([21], c. 6). Украинцы считали, что евреям не страшен гром — «ще як свiт стоить, то не чути, щоб грiм жида вбив» (то же рассказывают о мифических великанах, которые не боялись грозы и грома; [1], c. 236). Опасными считались предметы, принадлежащие евреям; нельзя дотрагиваться до еврейских религиозных книг — кожа на руках потрескается (бел.; [2], c. 292). Сами инородцы также могли представлять опасность: например, знахарь, оказавший помощь еврею, мог потерять свою силу (бел.; [2], c. 415).

Связанный в народном сознании с нечистой силой, «чужой» этнос может стать причиной появления в мире Антихриста перед концом света. Современные польские фольклорные легенды говорят о том, что «Антихрист уже родился в Китае — от еврейки-прелюбодейки и язычника» или что «Антихрист уже родился. Ему уже 25 лет. Родился в 1957 г. в Китае или в Вавилоне, от еврейки-проститутки и Святого Духа» (записи 1982 г., [5], c. 93).

«Выключенность» евреев из уклада жизни славянского населения обусловила в народном сознании связь инородцев с областью колдовства и вредоносной магии. Вот один из способов навести порчу на соседа-кузнеца. На кузнечный очаг нужно бросить частицы волос с бороды мертвеца-еврея, извлеченные из его могилы, вместе с каменной крошкой, соскобленной с надписи на еврейском надгробии. В результате в кузнице появится такое множество муравьев, что они не дадут кузнецу спокойно работать (пол.; [22], c. 218). Если хотят отомстить за злодейство, то жертвуют деньги на еврейскую школу или синагогу: евреи скорее Бога умолят и страшнее проклянут обидчика. Точно так же старались избавиться от тяжелой болезни: считалось, что после пожертвования евреи скорее упросят Бога о выздоровлении христианина (бел., [2], c. 273, 276).

Однако в повседневной жизни контакты с этническими соседями были неизбежны и реальность вносила свои коррективы в стереотипы мифологического сознания. Приметы, связанные с инородцами, выявляют положительные функции, приписываемые представителям другого этноса в системе народной культуры. Так, в Полесье во время засухи бросали в колодец глиняные горшки, причем лучшим средством для вызывания дождя считался горшок, украденный у соседа-инородца (иноверца) — еврея, цыгана: «Вот как нет дождя, то украдем где-нибудь у евреев гладышку да в колодец бух!, и тоже, говорят, дождь пойдет» (гомельск.; ПА). Для поддержания пасхального огня на погосте также считаются пригодными лишь вещи, принадлежащие евреям (бел.). У всех славян, в том числе и в Полесье, счастливой приметой считается приход в дом еврея-полазника (первого человека, приходящего в дом на Новый год, на день св. Андрея и т. д.). Полазник-еврей принесет удачу в наступающем году. В Полесье нам не встретилось объяснения этой приметы, однако интересная легенда, связанная с этим обычаем, зафиксирована в Закарпатье, которое также представляет собой архаическую этнокультурную зону: «Считается, что если еврей вошел в дом как полазник, то весь год будет хорошим, потому что он не нашей веры. Когда враги схватили Иисуса Христа, святой Петр отрезал Мальху ухо. Тогда Иисус взял ухо и, положив его позади себя, благословил иудейскую веру» ([23], c. 220). Положительная, сакральная символика связана с образом еврея в сновидениях. Увидеть еврея во сне означает увидеть Христа или святого; еврейка означает Богородицу; еврей во сне — к счастью.

В данной работе был представлен односторонний взгляд на проблему этнокультурных контактов, а именно взгляд носителей славянской традиции. Интересно и ценно было бы получить свидетельства и с «другой стороны». До настоящего момента такого рода материалы специально не собирались и не анализировались, хотя отдельные попытки сопоставить славянскую и еврейскую традиции были. Следует упомянуть в этой связи работу П. Г. Богатырева «Магические действия, обряды и верования Закарпатья» [23], где уже упоминавшийся нами обряд «полазник» сравнивался с еврейским обычаем посылать к знакомым на праздник Пурим русина с медовым пирогом. Рассмотрение темы межэтнических связей в этнокультурном аспекте предполагает решение вопроса о взаимности этих контактов. И здесь картина в славянском мире довольно универсальная: взаимное представление друг о друге на основе мифологических стереотипов сформировали русские и украинцы, украинцы и поляки, поляки и мазуры и т. д. Можно предположить, что в случае славян и евреев положение окажется сходным — дело за материалом. Изучение фольклорных свидетельств об этнокультурных контактах — важный этап в изучении фольклорной картины мира, новая страница диалога культур, взаимопроникновения и взаимовлияния традиций.

Примечания