ПИШИТЕ! MD

=Главная=Изранет=ШОА=История=Ирушалаим=Новости=Проекты=Традиции=
=Книжная полка=Музей=Антисемитизм=Материалы=


ОБЩЕСТВО ЕВРЕЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Хитерер Виктория Михайловна

ЕВРЕЙСКИЕ ПОГРОМЫ НА УКРАИНЕ В ОКТЯБРЕ 1905 ГОДА.

Погром ... - это система управления,
правда, своеобразная ...

Из речи помощника присяжного поверенного И.И.Шика на суде по делу о погроме в Симферополе в октябре 1905 года (1)

Октябрьские погромы 1905 года - одна из кровавых страниц в истории еврейского народа. С 18 по 29 октября 1905 года в Российской империи произошло 690 погромов, в 660 городах, местечках, деревнях и селах / причем в некоторых местах погромы происходили дважды /.(2) Во время октябрьских погромов 1905 года было убито 3,5-4 тысячи человек и около 10 тысяч ранено.(3)

Погромы в октябре 1905 года происходили практически на всей территории Российской империи, где только жило еврейское население. Многие еврейские семьи во время октябрьских погромов потеряли все свое, долгим и кропотливым трудом накопленное имущество, и оказались без всяких средств к существованию. И, безусловно, все еврейское и нееврейское население империи понесло моральные потери. Октябрьских погромы были позором для России и мерилом ее варварства, ибо не может считаться культурным государство, которое допускает и поощряет насилие одной части населения над другой.

Октябрьские погромы 1905г. - первые массовые политические погромы в истории еврейского народа. Они произошли в момент наивысшего подъема первой революции в России, когда всю жизнь в стране парализовала всеобщая политическая стачка. "Прижатые в знаменитые октябрьские дни к стене неслыханной стачкой, охватившей всю Россию, лишенное всех способов сообщения - почтовых, телеграфных и железнодорожных, без гроша в кармане, без войска, озадаченное, растерявшееся, струсившее, дезорганизованное царское правительство бросило разъяренной толпе Манифест 17 октября 1905 года". (4)

Царский Манифест, провозгласивший свободу слова, собраний и союзов, неприкосновенность личности, и содержащий обещание созвать Государственную Думу с законодательными правами, был с ликованием встречен революционными и демократическими кругами населения. Многие называли его "первой русской конституцией".(5) Но Николай II и его правительство не собирались выполнять данных народу об ещаний. Уже в день опубликования Манифеста 17 октября 1905г. во многих городах были разогнаны полицией и расстреляны войсками мирные митинги и демонстрации, начались черносотенные погромы. "Убийства, грабежи, поджоги, насилия, надругательства сопровождали эти погромы. Убивали детей, беспомощных стариков, женщин, выкалывали глаза, вспарывали животы и набивали их пухом из перин, разбивали черепа, стреляли в рот, избивали дубинами, сжигали заживо ..."(6)

Все октябрьские погромы были вызваны общими политическими причинами и организованы для подавления революционного движения царским правительством. Они были направлены против евреев и интеллигенции как наиболее активных участников революционного движения. Евреи участвовали в революционном движении в 6-9 раз интенсивнее, чем другие национальности.(7) И это вполне закономерно, т.к. "в революциях всегда будут играть большую роль угнетенные, угнетенные национальности и угнетенные классы".(8) Царское правительство поставило еврейский народ на грань физического и духовного вымирания. Ни одна нация и народность Российской империи не подвергалась таким ограничениям, как еврейская.

На территории Украины произошло подавляющее большинство всех октябрьских погромов 1905 года. /По данным Еврейской энциклопедии, в губерниях, находившихся на территории современной Украины, произошло 588 погромов, т.е. 85,2% октябрьских погромов/.(9) Такое количество погромов на Украине объясняется следующими причинами. Во-первых, на территории современной Украины в начале XX века жило около половины всего еврейского населения Российской империи.

Во-вторых, процентное отношение евреев, живших на территории современной Украины, к христианскому было гораздо ниже, чем в северо-западных губерниях Российской империи. Следовательно, еврейскому населению Украины, рассредоточенному по многим городам, деревням и селам, труднее было противостоять действиям громил.

В-третьих, еврейство Украины принимало более активное участие в политической жизни страны.

Хотя все еврейские погромы были организованы по указу сверху, существовали определенные различия городских, сельских погромов и погромов на железнодорожных и водных станциях, о которых речь пойдет дальше.

I. ОКТЯБРЬСКИЕ ПОГРОМЫ 1905г. В ГОРОДАХ УКРАИНЫ

В городах погромы происходили по одному сценарию. Когда стало известно содержание Манифеста 17 октября, во многих городах и местечках Украины /в Киеве, Одессе, Симферополе, Белой Церкви и др./ состоялись революционные митинги и демонстрации, которые разгонялись полицией и черносотенцами, и эти столкновения приводили к еврейским погромам. Наиболее жестокие погромы происходили там, где сильнее были революционные выступления. Еврейское население во многих городах попыталось организовать самооборону, в которой принимали участие и студенты-христиане. Но самооборона безжалостно истреблялась войсками и полицией. И там, где самооборона действовала активнее, было больше всего жертв. Наиболее кровавый погром в октябре 1905г. был в Одессе, там погибло около 500 человек.(10) Большинство жертв одесского погрома составили расстрелянные войсками и полицией члены самообороны. В Феодосии трех членов самообороны привлекли к суду только за то, что они посмели защищать себя, свои семьи и все еврейское население города от громил.(11)

Погромы и грабежи в городах Украины происходили под руководством войск и полиции. С раннего утра 18 октября на городских улицах и площадях совершенно открыто велась полицией погромная агитация. Крокодиловыми слезами полицейские оплакивали перед темной, невежественной и обманутой чернью якобы гибель дорогого Отечества. "Бейте, режьте жидов, как в Кишиневе", - советовал толпе один полицейский в Симферополе. "Россия падает, - ораторствовал другой, - и жиды подымаются... Дождетесь вы того, что они будут вами царствовать".(12) "Бейте, душите, режьте их", - кричали симферопольские полицейские чины 18 октября толпе, - "Но бойтесь, полиция и войска будут за вас".(13) Часто полицейские указывали громилам еврейские квартиры и магазины, а солдаты грабили их вместе с громилами. Такое отношение властей к погромам дало возможность громилам представить свои действия как чуть ли не патриотический подвиг. В дни октябрьских погромов по улицам Киева, Одессы, Нежина и других городов и местечек Украины шествовали "патриотические" демонстрации черносотенцев под охраной войск и полиции. "Следовавшие за "патриотическими" демонстрациями громилы тут же продолжали грабить еврейские магазины, а уважение свое к демонстрациям выражали тем, что расстилали перед ними на мостовой награбленные куски сукна и других материй". Под прикрытием таких "патриотических" демонстраций совершался разгром и разграбление еврейского имущества. "Был случай, когда в одной из таких процессий впереди несли трехцветное знамя, за ним царский портрет, а непосредственно за портретом - серебряное блюдо и мешок с награбленным".(14)

Среди громил было много люмпен-пролетариата, хулиганов, лиц ранее судимых: воров, убийц и сутенеров. Им было не впервой грабить и убивать, а полная безнаказанность действий погромщиков окончательно развязывала им руки. Этим и объясняются ужасные зверства громил, выбрасывающих стариков с верхних этажей домов /Киев/ и разбивавшим младенцам головы о стену /Одесса/.(15) А в Симферополе в день погрома из тюрьмы выпустили всех уголовников, которые приняли самое активное участие в погроме.(16) Часто подстрекали к погромам купцы и лавочники, пытаясь таким способом устранить своих конкурентов-евреев. Крестьяне приезжали в города на второй день погрома за добычей и собирали разгромленное и выброшенное на улицы еврейское имущество. Существовали и громилы по идейным соображениям. Они громили евреев как революционеров, но еврейское имущество не трогали.

Погромщиков было но так уж много, как правило, в каждом городе их набиралось от 100 до 200 человек. Гораздо больше было сочувствующих и безучастных зрителей погромов.

Почему же большинство населения проявляло полное равнодушие, когда на их глазах грабили и убивали евреев? Во-первых, в царской России убить или ограбить еврея во время погрома вообще не считалось преступлением. Часто громил вообще но судили, а если и судили, то как за уличное хулиганство, и они отделывались очень легкими наказаниями. Видя покровительственное отношение властей к погромщикам, большинство населения уже тогда понимало, что погромы происходят по указу сверху, и боялось вмешиваться. Защищать евреев во время погромов было очень опасно. Озверевшие громилы часто убивали и христиан, которые пытались остановить погромщиков или прятали евреев у себя. Так, во время погрома в Киеве черносотенцы вырезали все христианское семейство, которое спрятало у себя старуху-еврейку.(17) Но всегда находились люди, кто, рискуя собственной жизнью, пытался не допустить или прекратить погромы.

Только благодаря самоотверженным действиям писателя Владимира Галактионовича Короленко и гласных Полтавской городской Думы удалось предотвратить погром в Полтаве. Короленко и гласные городской Думы вышли к собравшейся для погрома толпе и просили ее разойтись.(18) Короленко выпускал воззвания к населению, в которых предлагал проверять факты и осторожно относиться к провокаторским "сообщениям". В городе были организованы вооруженные дружины из железнодорожных рабочих для борьбы с погромщиками.(19) И погрома не последовало. Как мы видим, было достаточно обращения к собравшейся громить толпе нескольких авторитетных людей для предотвращения погрома. Ведь среди погромщиков было много и просто одураченных людей. Черносотенцы во время октябрьских погромов распространяли слухи об избиении евреями русских, об осквернении ими христианских святынь и царских портретов и т.д.(20) Черносотенцы умело использовали монархические настроения определенной части населения для натравливания ее на евреев и интеллигенцию, как на врагов царя. В Нежине черносотенцы и городские власти распустили служи, что евреи избрали своего царя.(21) Возмущенные этим известием, в Нежин прибыли тысячи крестьян из окрестных сел и начали избиение евреев и интеллигенции. Погром в городе продолжался пять дней подряд и прекратился только после того, как все студенты и многие евреи уехали из Нежина.(22)

Несмотря на то что октябрьские погромы носили политический характер, их жертвы были национальными, а не политическими: "... на улицах разгромленных городов лежали рядом с разбитыми черепами ..." евреи-пролетарии, капиталисты и мелкие собственники.(23)

Октябрьские погромы в городах Украины продолжались от 1 до 5 дней /до полного подавления в них революционного движения/, а затем прекращались как по мановению волшебной палочки. Все октябрьские погромы в городах и местечках происходили практически одновременно с 18 по 23 октября 1905 г.

Чтобы лучше представить себе, как развивались события во время октябрьских погромов в городах Украины, рассмотрим подробнее один из наиболее типичных октябрьских погромов - еврейский погром в Киеве 18-20 октября 1905 года.

Еврейский погром в Киеве 18-20 октября 1905 года.

В начале XX века в Киеве проживало около 50 тысяч евреев - / 12,9% всех городских жителей /.(24) Киев относился к числу местностей, где евреям было воспрещено постоянное жительство. Исключения были сделаны только для тех категорий евреев, которым было предоставлено право повсеместного жительства в царской России: купцам первой и второй гильдий, их приказчикам, ремесленникам, лицам, имеющим высшее образование и учащимся в высших учебных заведениях Киева, а так же прошедшим воинскую службу. В Киеве, кроме общих правил о проживании евреев вне черты оседлости, существовали особые постановления по которым некоторые евреи, как например, купцы первой гильдии, пробывшие в этом звании менее пяти лет, их приказчики и т.п., пользовались правом временного пребывания только в двух полицейских участках - Лыбедском и Плосском.(25)

Положение евреев в Киеве было крайне тяжелым. Нигде не применялись с такой суровостью те меры, которые полиция использовала для проверки права жительства евреев. "Киев прославился своими знаменитыми ночными облавами на евреев, когда квартиры и дома на многих улицах обыскивались полицейскими отрядами для разыскания и немедленного выселения евреев, не имевших права пребывания в городе. Он оставался единственным городом в Российской империи, где сохранялись во всей неприкосновенности традиции средневекового гетто.”(26)

Но несмотря на полицейские преследования, еврейское население Киева быстро увеличивалось и играло значительную роль в экономической жизни города. К концу XIX века евреи составляли 44% киевского купечества, и им принадлежало две трети всей торговли в городе. На принадлежащие евреям предприятия приходилась четверть выпускаемой в Киеве продукции. Евреи составляли свыше одной трети всех ремесленников города.(27)

Существовавшая сильная экономическая конкуренция между еврейским и христианским населением, а также бесправное положение евреев в Киеве создали благоприятную среду для погромной агитации, которая усиленно велась черносотенцами и полицией. Среди участников и руководителей революционного движения в городе большинство составляли молодые евреи, и полиция давно мечтала расправиться с ними. В городе массовыми тирадами распространялись погромные воззвания, и для устройства погрома не хватало только повода, который не замедлил представиться.

Осенью 1905 года в Киеве не прекращались митинги, собрания, студенческие волнения. 14 октября 1905г. в городе началась всеобщая забастовка, которая продолжалась 16 и 17 октября. В тот же день в Киеве было введено военное положение.(28)

18 октября 1905г. "с раннего утра заметно было в городе оживление. Выпущенные местными газетами телеграммы с Манифестом 17 октября раскупались нарасхват, особенно телеграммы, выпущенные "Киевской газетой" с надписью "Конституция".(29)

"Впечатление от Манифеста было так велико, что народом повсюду были сделаны немедленные попытки реализовать права, провозглашенные в нем."(30)

18 октября 1905г. в Киеве состоялись митинги и демонстрации, в которых участвовало много студентов, учащихся и еврейской молодежи. Участники митинга на Думской площади в Киеве были обстреляны войсками и разогнаны полицией.(31)

Киевляне, уже в день опубликования Манифеста 17 октября, на собственном горьком опыте смогли убедиться, чего стоит провозглашенная в нем свобода собраний. Но расстрел митинга на Думской площади был только началом наступления контрреволюционных сил. Все шло по заранее составленному и тщательно разработанному плану. В тот же день вечером в Киеве начался еврейский погром. "Еще задолго до ужасного 18 октября появились на Подоле зловещие слухи, что предстоит еврейский погром, что "царь велел перерезать всех жидов". Революционные выступления в Киеве 18 октября послужили поводом для начала погрома. Теперь городские власти могли объявить погром местью всех "истиннорусских" людей, "патриотов" евреям за революционную деятельность.(32)

Вечером 18 октября 1905г. отдельные группы хулиганов нападали на прохожих и безжалостно избивали их, в разных частях города начались еврейские погромы. "На многих улицах образовались толпы разного сброда, которые били попадавшихся евреев, приговаривая: "Вот тебе свобода, вот тебе конституция и революция ...", а также громили магазины".(33)

"Уже через несколько часов после возникновения беспорядков, - писал сенатор Турау, - еврейский погром получил характер разбоя, самого беспощадного и угрожающего по своим последствиям. Зачинщиками и руководителями погрома в большинстве случаев были лица из толпы громил, но случалось, что подстрекали к погрому мелкие лавочники - конкуренты евреев, дворники, некоторые домовладельцы, хозяева ремесленных заведений и ... низшие полицейские чины".(34)

Утром 19 октября в разных частях города начался погром еврейских магазинов. "Группы громил в несколько сот человек с каким-то неистовством набрасывались на магазины, принадлежащие евреям, вламывались в них, ломали обстановку, выбрасывали на улицу вещи и товары, где они частью уничтожались, а частью расхищались. Покончив с одним магазином, толпа набрасывалась на следующий ...".(35)

В окнах и дверях магазинов, принадлежащих христианам, владельцы их выставляли образа и царские портреты с национальными флагами. Такие магазины не трогали. Около 12 часов дня на Крещатике, на Думской площади. Прорезной и других улицах мостовая была усеяна разбросанными и развернутыми кусками материи, обломками мебели, посуды Часть Крещатика возле Царской площади была сплошь покрыта пухом. Одновременно погром происходил и в других частях города, где только имелись еврейские магазины и лавки, везде все разрушалось с таким же ожесточением и неистовостью, а на Печерске и в районе Плосского участка начался разгром и грабеж еврейских квартир.(36)

От погрома пострадало все еврейское население города. Громилы не интересовались социальным положением или политическими взглядами своих жертв, разгрому подвергались все попадавшиеся на их пути еврейские квартиры, магазины и лавочки. 19 октября 1905г. на Липках были разгромлены в присутствии войск и полиции дома-особняки богатых евреев: барона Гинцбурга, Гальперина, Александра и Льва Бродских и другие.(37) В тот же день начался разгром казенного еврейского училища имени Соломона Бродского, несмотря на то, что директор училища накануне предупредил киевского полицмейстера Цихоцкого о готовящемся его разгроме.(38)

Но что же в это время делали те, кто должен был охранять покой и безопасность киевлян? Ведь тогда в Киеве находились "30-тысячный гарнизон, 9-10 полицейских участков, генерал-губернаторство, губернаторство и масса других властей".(39)

"Администрация города вывесила объявление, призывая население к порядку, но грабежи открыто продолжались, и при каждой попытке самообороны защищать разграбляемое имущество, патрули давали залпы по балконам и домам, откуда раздавались отдельные выстрелы по грабителям".(40)

Патрули солдат частью участвовали в грабеже, а частью стояли на улице и защищали грабителей. При обращении к ним с просьбой о защите, они отвечали, что им не приказано разгонять громил.

19 октября 1905г. состоялись "патриотические" демонстрации "партии порядка", "партии охранителей", духовными вождями которой в Киеве состояли господа Пихно /редактор газеты "Киевлянин"/, Флоринский, Розмитальский, а непосредственными вождями - полицейские и воинские чины, и охранное отделение. Каждая "патриотическая" демонстрация встречалась колокольным звоном Троицкой церкви, наиболее крупными манифестациями руководили священники. Все демонстрации черносотенцев происходили под охраной войск и полиции.(41)

В то время, как часть толпы грабила квартиры, другая занялась грабежом проходивших и проезжавших евреев. Толпа избивала прохожих до тех пор, пока они не падали без чувств, но если человек нескольк о минут назад избитый делал попытку подняться, его продолжали бить. Стоявшие тут же войска не только не разгоняли толпы, но смешавшись с хулиганами, оказывали им содействие.(42) Когда толпа после ряда грабежей проходила мимо казарм против Караваевской улицы, из казарм выехала сотня казаков и салютовала толпе.(43)

В этот день, 19 октября 1905г., когда погром достиг своего апогея, епископ Чигиринский Платон обратился к разъяренной толпе с пасторским увещеванием, он просил прекратить избиение и ограбление евреев. В течение дня владыка совершал крестный ход по улицам Подола, где разгром был особенно силен, и просил громил прекратить погром. Умоляя толпу пощадить жизнь и имущество евреев, епископ несколько раз опускался перед нею на колени. Во время одного из таких обращений, к нему из толпы подскочил какой-то громила и с угрозой крикнул: "И ты за жидов?". "Большинство, казалось, поддавались уговорам и мольбам епископа, но тут же раздавались голоса, что нужно бежать в соседний еврейский магазин и взять оттуда кусок материи, чтобы расстелить ее на земле перед владыкой, и немедленно часть тол пы направлялась туда для исполнения задуманного. По удалении крестного хода толпа опять устремлялась в еврейские магазины и опять грабила их".(44)

Директор Киевского Политехнического института Н.П.Чирвинский 19 октября 1905г. был очевидцем разгрома еврейского магазина. Хулиганы и солдаты грабили аптекарский магазин на Шулявке. Чирвинский попытался вмешаться и прекратить погром. Он обратился к командиру солдат с просьбой разогнать толпу, грабящую вместе с солдатами аптекарский магазин. На что командир 3-го эскадрона ответил ему грубой бранью и прекращать погром отказался. Все это директор Киевского Политехнического института изложил в заявлении исполняющему должность Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора и просил его "... принять меры к ограждению от незаслуженных оскорблений лиц ..., вся вина которых заключается лишь в том, что они не могут равнодушно относиться к сценам грабежа и дикого насилия, ареной которого сделался город в последние дни.(45)

Это заявление Чирвинского было передано для разбирательства начальнику штаба Киевского военного округа, который пришел к выводу что войска действовали правильно и не могли прекратить погром, так как выполняли в это время очень важное задание: "они находились при лошадях и охраняли их помещения от возможности поджога".(46)

Были и другие попытки со стороны киевлян прекратить еврейский погром в городе. Представители общественных организаций и союзов города после многократных обращений к местным властям с требованием прекратить погром, и, убедившись, что власти попустительствуют погромщикам, направили 19 октября 1905г. телеграмму председателю Совета Министров графу С.Ю.Витте, которая была напечатана в газете "Киевские Отклики" № 288. В ней говорилось: "Высшая местная власть приняла жестокие мери против мирных демонстрантов /18 октября 1905 г./ в результате много ненужных смертей и ранений ... Генерал Карасс и губернатор, усомнившись в обязательности Манифеста 17 октября, заявили, что в манифестующую толпу будут стрелять после двух предупреждений, а против хулиганов моры приняты, и город в безопасности. Однако, всю ночь и утро 19 октября происходили беспримерный грабеж и убийства при полном бездействии полиции и войска, отдельные части которого сочувствуют, а другие содействуют грабежам ... Ходатайствуем о немедленном смещении Карасса и Рафальского".

Совет Киевского Университета послал в Петербург депутацию, которая "... заявила графу Витте, что граждане г.Киева фактически не только не встречают защиты от властей при покушениях на их личную и имущественную безопасность, но власти даже сочувствуют подобным нарушениям. Депутация потребовала, чтобы ничего подобного не повторялось и чтобы власти точно выяснили свое отношение к происшедшему. Граф Витте обещал написать генерал-губернатору о принятии соответствующих мер и просил передать то же лично генерал-губернатору от его имени".(47)

С.Ю.Витте выполнил свое обещание и направил Киевскому, Подольскому и Волынскому генерал-губернатору две телеграммы 19 и 21 октября 1905г. с требованием "... прекратить погром невинных людей в Киеве".(48) Но несмотря на это, погром продолжался. Почему же даже требование председателя Совета Министров не остановило погрома в Киеве? С.Ю.Витте писал в своих мемуарах, что погромное "течение шло не снизу вверх, а наоборот ...".(49) В Петербурге с ведома товарища Министра внутренних дел Д.Ф.Трепова была создана специальная всероссийская погромная организация, возглавлял которую генерал Е.В.Богданович.(50) Погромные воззвания печатались в самом Департаменте полиции. Успех деятельности этой погромной организации обеспечивало покровительство приближенных к царю лиц и самого Николая II.(51) Когда С.Ю.Витте пытался объяснить царю" ... недопустимость подобных действий /еврейских погромов/, государь или молчал, или говорил: "Но ведь они, т.е. жиды, сами виноваты."(52)

Правда, и председатель Совета Министров не принимал никаких решительных мер для борьбы с организаторами погромов, поэтому погромы продолжались и после его требований прекратить их.

В Киеве полиция не только не прекращала погрома и охраняла погромщиков, но часто указывала квартиры, где жили евреи. Околоточный надзиратель Старокиевского участка, подойдя 19 октября утром к дому № 8 по улице Пушкинской, обратился к дворнику этого дома с предложением указать точно толпе громил, когда она придет, где живут евреи, чтобы как выразился он, "не вышло недоразумений".(53)

Другие полицейские сами принимали участие в разгроме и грабеже еврейских квартир. Давид Марголин сообщает в своем заявлении Киевскому, Подольскому и Волынскому генерал-губернатору, что квартиру его сына Арнольда Давидовича Марголина, проживающего на улице Мало-Житомирской, 6, разгромила "... толпа вместе с городовым", причем впереди всех шел городовой, который и привел туда погромщиков, он же "... первый приступил к разгрому".(54)

Громилам нечего было опасаться со стороны тех, кому вверена была охрана населения. Высшие местные власти не только сочувствовало погромщикам, но даже поощряли их действия, вдохновляя на новые "подвиги".

19 октября 1905г. в присутствии начальника II отдела охраны города генерала-майора Безсонова, офицеров и солдат громили и грабили магазины, расположенные рядом с Думской площадью. "Генерал Безсонов стоял в толпе громил и мирно беседовал с ними: "Громить можно, -говорил он, - но грабить не следует". Громилы кричали: "Ура!" и с чем-то поздравляли генерала".(55) Когда несколько человек обратились к генералу Безсонову с просьбой прекратить погром, то он заявил им, что "не позволит действовать силой против толпы, громящей еврейское имущество, и продолжал оставаться хладнокровным зрителем грабежа".(56)

По словам одного из свидетелей, генерал Безсонов говорил, что "если бы он хотел, погром окончился бы в полчаса, но евреи приняли слишком большое участие в революционном движении и потому должны поплатиться".(57)

Киевский полицмейстер Цихоцкий не только не принимал никаких мер для прекращения погрома, но даже сам лично участвовал в демонстрациях черносотенцев, которые громили и грабили по дороге еврейские квартиры и магазины."(58)

В дни киевского погрома сам исполняющий обязанности генерал-губернатора генерал Карасе проявил трогательную заботу о погромщиках. 18 октября 1905г. он издал постановление, в котором говорилось что те, "кто из окон или балконов домов будет стрелять или бросать предметы /в громил/, которые могут причинить смерть или увечье, будут подвергаться аресту до 3-х месяцев или штрафу до 500 рублей".(59) Это постановление фактически запрещало евреям защищаться от громил, врывавшихся к ним в дома.

Все это, придавая все больше и больше смелости громилам, расширяло размеры погрома. Не мудрено, что при таких условиях толпа погромщиков в 100-200 человек могла терроризировать громадное население.(60)

Вожди черной сотни открыто устраивали свои совещания в одном из киевских ресторанов. На совещаниях обсуждались проекты "... искоренения крамолы и истребления соседей-врагов, стремящихся к установлению своих законов в чужом государстве. Наиболее совершенным и рациональным, по их мнению, являлось устройство Варфоломеевской ночи, которая сразу избавила бы русский народ от непрошеных гостей". (61)

19 октября 1905г. погром продолжался до поздней ночи и прекратился только потому, что уставшие громилы разошлись на покой.(62)

20 октября 1905г. происходил погром на Бессарабском, Троицком и Галицком /Еврейском/ базарах.(63)

"Киевская газета" писала: "Страшные картины представляли базарные площади через 2-3 часа после нашествия варваров. На протяжении целых кварталов, прилегающих к базарам, люди шли и ехали по рассыпанной муке, крупе, семечкам, гороху, разноцветной бумаге, разлитому маслу, керосину, краскам, разломанной мебели и магазинной обстановке, разбитой посуде ... Валялись воловьи туши, вытащенные из мясных лавок, а в 20 шагах от них лежал убитый патрулем человек ... А мимо все несли и везли плоды чужих трудов ...". Во время погрома на Галицком базаре рота солдат в первый раз за все время погрома в Киеве дала залп по толпе громил. Было убито 5 человек и ранено до 10. Погром на Галицком базаре после этого не окончился, но хулиганы стали вести себя осторожнее.(64)

В этот день почти везде громили еврейские квартиры, так как большая часть магазинов и лавок, принадлежащих евреям, была разграблена накануне. "При появлении войск толпа разбегалась, но тотчас же собиралась в других местах, отыскивала еврейские квартиры и разбивала их". Евреи бросили свои квартиры и имущество и прятались, кто где мог. Толпа громил "имела руководителей и действовала осмотрительно, будучи своевременно осведомляема о приближении войск, она бросала начатое и перебегала в другое место, где ее не ожидали; руководители и громилы с яростью разбивали и уничтожали вещи, но не грабили; за ними же двигались мальчишки, босяки и разный сброд, который преимущественно и расхищал вещи".(65)

В толпе громил было много подростков 15-18 лет, люмпен-пролетариата и хулиганов, и очень мало было рабочих и служащих. Многие погромщики были пьяные. Численность громил не превышала 100-150 человек, зрителей было в несколько раз больше. "Находившаяся во время погрома на улице публика вола себя безучастно, а многие даже сочувствовали погрому", - писал в докладе генерал-губернатору вице-губернатор Рафальский.(66)

Можно ли объяснить такое поведение горожан только ненавистью к евреям? Нет, конечно. Некоторые из них сами боялись погромщиков, которые "... наводили панику и на христианское население, так как врывались в квартиры христиан и только убедившись в наличии икон и получив "на водку", удалялись".(67)

К христианам, которые пытались оказать сопротивление погромщикам и защищали еврейское население, черносотенцы были не менее беспощадны, чем к самим евреям. Василий Караевский, работавший дворником в доме купца Бражникова на Львовской улице, во время погрома не пустил во двор, где жило одно еврейское семейство, толпу, которая уже разгромила перед этим несколько еврейских квартир. Озверевшая толпа громил убила Караевского и разбежалась. Больше на Львовской улице погромщики не появлялись, боясь, видимо, ответственности за убийство христианина.(68)

Многие киевляне были обмануты черносотенной пропагандой. Во время погрома по городу ходили агитаторы-черносотенцы, которые раздавали прохожим воззвания, призывающие к избиению евреев, и собирали группы погромщиков. Они же "... распространяли слухи об избиении евреями русских", и хотя слухи всякий раз оказывались ложными, на настроении обывателей они не могли не сказаться. Участвовала в распространении подобных слухов и полиция. 20 октября 1905г. известие о нападении евре ев на Голосеевский монастырь и избиении всех монахов было передано по полицейскому телеграфу из Дворцового в Подольский полицейский участок, и вызвало всеобщую панику.(69) Население было так взволновано, что властям пришлось печатным объявлением опровергать это ложное известие, так как громилы в оправдание своей преступной деятельности ссылались на оскорбление евреями христианской святыни.(70)

Христианское население Киева было настолько запугано черносотенцами, что поздно вечером 20 октября 1905г. "... слух о том, что евреи режут русских, привел жителей в полное смятение. В полицейские участки на Подоле и Лукьяновке прибегали полуодетые мужчины, женщины и дети, и, моля о помощи, клялись, что резня уже началась. Пришлось экстренно посылать войска, чтобы успокоить перепуганных жителей и убедить их в неосновательности подобных слухов". (71)

Часть горожан сочувствовала погрому и поощряла громил, преследуя свои личные корыстные интересы. Так, часто подстрекали к погрому многие местные купцы-христиане, которые были не прочь устранить своих конкурентов чужими руками.

Были и среди погромщиков, и среди "зрителей" погрома любители поживиться за чужой счет. "К вечеру 20 октября началось возвращения с Подола тех, кто успел более или менее поживиться на погроме. Весь Андреевский спуск был усеян возвращавшимися с награбленным, извозчики были нагружены всякого рода товарами, причем громилы были ... полны уверенности в полной безнаказанности".(72)

Все обращения граждан к властям с требованиями прекратить погром были бесполезны. Только вооруженное сопротивление могло остановить громил. 20 октября 1905г. были попытки организовать самооборону. "На Мариинско-Благовещенской улице группа студентов стреляла в толпу, намеревавшуюся напасть на еврейский дом ... Из некоторых домов производились выстрелы".(73) Но так как выстрелы самообороны давали войскам формальное право следовать инструкции, выработанной для борьбы с революционерами, и обстреливать дома, откуда раздавалась стрельба, громилы, проникнув в дом, где находились евреи, давали провокаторский выстрел, делая их мишенью для солдатских пуль. Самооборона истреблялась полицейскими и военными.(74)

Но и среди военных далеко не все сочувствовали погрому. Группа офицеров сочла нужным отмежеваться и выразить свой протест против действий войск во время погрома в Киеве. 31 октября 1905г. в газете "Киевские Отклики" было опубликовано "Письмо к офицерам", в котором говорилось: "Подавленные рядом неопровержимых свидетельских показаний очевидцев событий 18,19 и 20 октября 1905г. на улицах города Киева, развернувших бесчеловечную картину разгрома, грабежа и насилий, и жестокого, ничем не оправдываемого бездействия и попустительства войск и полиции, мы ... выражаем глубокое сочувствие пострадавшему населению и негодование тем, кто забыл свой долг человека, гражданина и офицера перед исстрадавшейся родиной ... Мы требуем беспристрастного расследования действий войск и полиции в эти печальные дни". Под письмом подписалось 34 офицера: артиллеристы, саперы, корнеты, военные врачи. За публикацию этого письма в газете все подписавшие его были приговорены Киевским военно-окружным судом к различным срокам заключения /от одного месяца до одного года и четырех месяцев/, так как, по мнению суда, это письмо, "... в котором был выражен коллективный протест против действий войск, могло содействовать возбуждению общественного мнения против властей".(75)

20 октября 1905г. начальник охраны города Киева генерал Драке наконец отдал войскам приказ задерживать хулиганов и громил, и во второй половине дня 20 октября тактика войск и полиции заметно изменилась. Многие хулиганы были арестованы, всего в этот день было задержано 111 человек, в то время, как за два предыдущих дня было арестовано только 26 погромщиков.(76) Эти аресты произвели впечатление на другую часть черносотенцев, и погром к вечеру 20 октября прекратился.(77) Громилы увидели, что срок, данный им "добрым начальством" для погрома, истек, и стали постепенно скрываться.

21 октября было уже первым днем сравнительного спокойствия в городе.(78) На следующий день на улицах стали появляться евреи, которые во время погрома прятались на чердаках и в погребах. Начались розыски у жителей награбленного.(79) В последующие дни погром не возобновлялся, а 24 октября в мастерских Юго-Западных железных дорог, а также на крупнейших заводах Киева рабочие прекратили забастовку.(80)

Итак, цель погрома была достигнута - революционное движение в Киеве подавлено, обыватели запуганы. Через две недели после погрома несмотря на заверение властей, что в городе все спокойно, киевляне боялись ходить по улицам.

За три дня погрома в Киеве, по официальным данным, было убито 47 человек и ранено более 300.(81) Было разграблено свыше 2000 еврейских домов, квартир, лавочек, магазинов и мастерских.(82) Сенатор Турау писал: "Погром в Киеве прекратился только тогда, когда все или почти все еврейские магазины и множество квартир были разгромлены и разграблены".(83) Число потерпевших было больше 7000 семейств.(84) Общая сумма убытков, по данным Центрального Комитета по оказанию помощи пострадавшим от погромов, составила в Киеве 7 миллионов рублей (85). Во время погрома еврейское население Киева потеряло 90% всего своего имущества, что имело для него самые тяжелые экономические последствия.(86) После октябрьских погромов 1905г. в Киеве был образован Центральный Комитет по оказанию помощи пострадавшим от погромов, который оказывал помощь пострадавшему населению Киевской, Волынской, Подольской, Черниговской и Полтавской губерний. Комитету удалось собрать из добровольных пожертвований 670000 рублей, что составляло не более 10% стоимости уничтоженного и разграбленного имущества. Этой суммы хватило только на оказание первой помощи пострадавшим.(87)

Кроме Центрального Комитета по оказанию помощи пострадавшим от погромов, в Киеве была создана под руководством директора Политехнического института Чирвинского "Комиссия по сбору пожертвований в пользу пострадавших от погрома".(88) Собирали для пострадавших евреев продукты и одежду артисты Троицкого народного дома.(89) Киевлянки образовали кружок дам, который готовил бесплатные обеды для пострадавшего от погрома еврейского населения.(90) Только правительство и местные власти никакой помощи пострадавшим от погрома евреям не оказали.

После киевского погрома местные власти оправдывались перед возмущенной общественностью и производившим расследование его причин сенатором Турау тем, что они были не в состоянии прекратить погром. "В объяснениях своих, предоставленных в штаб округа, генерал Драке ссылался на сравнительную малочисленность войск, не дававшую возможности быстро прекратить беспорядки".(91) Но после приказа генерала Драке задерживать грабителей и громил 20 октября 1905г., погром в городе удалось прекратить за несколько часов с тем же самым количеством войск.

Сенатор Турау, производивший расследование причин погрома, также считал, что "прекратить погром ... возможно было без особых усилий".(92)

По предоставленным ему полномочиям, он "... предал суду, с удалением от занимаемых должностей, полицмейстера г.Киева полковника Цихоцкого, пристава Подольского полицейского участка Лященко и его помощника Пирожкова по обвинению их в противозаконном бездействии властей, имевшем особо важные последствия ...".(93)

Правда, до суда над ним дело так и не дошло, следствие по приказанию свыше было прекращено, и уже в 1 907 году Цихоцкий был опять назначен на прежний пост.(94) В этом характерно проявляется покровительственное отношение высших властей в Петербурге к виновникам погромов. Понятно, что киевские власти, не заручившись поддержкой высших чиновников в Петербурге, никогда бы не решились устроить погром в городе. Многие киевляне, пережившие погром, считали; что он начался "По приказу из Петербурга".(95) Среди громил упорно держался слух, что грабить можно три дня.(96) Хотя приказ об устройстве погромов пока не найден, да и вряд ли когда-нибудь будет найден, так как преступники предпочитают не оставлять следов своего преступления, но действия местных властей в Киеве и в других городах, деревнях и селах во время октябрьских погромов 1905 года убедительно доказывают его существование. Киевский погром, как и все октябрьские погромы 1905 года, носил контрреволюционный характер и был организован местными властями для подавления революционного движения в городе.

II. ЕВРЕЙСКИЕ ПОГРОМЫ В СЕЛАХ И ДЕРЕВНЯХ УКРАИНЫ В ОКТЯБРЕ 1905г.

В сельской местности на Украине в начале XX века жило около 3% всего еврейского населения. Среди евреев было очень мало сельских жителей, так как постановление Комитета Министров от 3 мая 1882г. "О порядке приведения в действие правил о евреях", действующее с небольшими изменениями, и в описываемый период запрещало евреям вновь селиться вне городов и местечек, заключать арендные договоры на недвижимое имущество.(97) Запрещалось евреям и покупать землю. Евреи живущие в сельской местности, занимались в основном мелкой торговлей, ремеслом и шинкарством. Несмотря на официальный запрет, некоторые евреи все же были арендаторами и управляющими помещичьих имений, а также владели хуторами. Царское правительство усиленно насаждало среди народа мысль об эксплуатации его евреями. Но, как заметил еще Н.С.Лесков, крестьяне жили лучше именно в тех местностях, где жили евреи.(98) Несмотря на это обстоятельство, официальная пропаганда дала свои результаты.

Октябрьские погромы в селах и деревнях Украины начались через несколько дней после погромов в городах. Вдохновителями, организаторами и руководителями погромов в селах и деревнях были, как правило, прибывшие из городов агитаторы-черносотенцы, участвовали же в них главным образом крестьяне.

Агитация черносотенцев имела большой успех среди темной крестьянской массы, тяжелое экономическое положение которой вследствие неурожая и русско-японской войны давало хорошую почву для пропаганды их идей. Черносотенцы распускали слухи о насилиях евреев над русскими, читали крестьянам погромные воззвания, выдавая их за царские указы. Прокурор Нежинского окружного суда писал в представлении про курору Киевской судебной палаты 10 ноября 1905г. "... крестьяне были уверены в том, что погромы разрешены".(99)

Среди крестьян во время первой революции в России были еще очень распространены монархические настроения, вера в доброго "царя-батюшку". Многие крестьяне не поняли смысл Манифеста 17 октября 1905г., так как политическое сознание большей части крестьянства находилось еще на очень низком уровне, а идеи Манифеста не затрагивали непосредственных интересов крестьян. Так же далеки и непонятны для них были идеи социалистов, зато пропаганда черносотенцев была для крестьян вполне доступной. Черносотенцы умело использовали монархические настроения части крестьянства и внушали крестьянам, что евреи - это враги царя. Поэтому, громя евреев, крестьяне считали, что они защищают царя. "Крестьяне громко заявляют, что они идут на защиту государя, и готовы пролить кровь", - писал в эти дни Киевский губернатор.(100) Правда, во время погромов в селах и деревнях дело до убийства евреев доходило очень редко /в селе Томашовке, Уманского уезда и с.Кривце, Черниговской губернии от побоев умерли четверо евреев/, обычно погромщики ограничивались разгромом и грабежом еврейского имущества.(101)

Часть крестьян участвовала в погромах исключительно с целью обогащения за счет еврейского добра. Они подбирали просто все, что валялось на улицах и в разрушенных домах и лавочках. "Не раз те же крестьяне, которые грабили еврейское добро, укрывали у себя спасающихся евреев".(102)

Крестьяне угрозами и насилиями прогоняли евреев из сел и деревень /с.Гущицы/, вымогали у них деньги /с.Павловка/, разбивали еврейские лавки /с.Черепашницы/.(103) Характерно, что все эти события произошли в один и тот же день, 26 октября 1905г., в трех селах одного Винницкого уезда, Подольской губернии, где до этого никаких антиеврейских выступлений не было. Чем объяснить такой всплеск ненависти крестьян к евреям, как не агитацией черносотенцев?

Власти никаких мер для защиты еврейского населения не предпринимали.

Жившие в селах, деревнях и на хуторах евреи не могли из-за своей малочисленности организовать самооборону и оказать сопротивление погромщикам, они были абсолютно беззащитными перед громилами. "У пострадавших евреев не осталось никакого имущества, часть его уничтожена, часть разграблена и расхищена ", - писал Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор в октябре 1905г.(104)

В это время крестьяне громили не только еврейские дома и лавки, но и хутора христиан и помещичьи имения.

"Киевская газета" писала 3 ноября 1905г.: "... экономии разрушаются десятками. Разбирается хлеб, скот, разрушаются постройки и сельскохозяйственные орудия, в иных случаях все продается огню. Наиболее интенсивную форму приняли аграрные беспорядки в Черниговской губернии". В этой же губернии в октябре 1905г. произошло наибольшее количество погромов - 329, что составило почти половину всех погромов, происшедших в это время. Возможно, тут сказывалось крестьянское понимание революции как того, что можно громить и грабить всех богачей и эксплуататоров. А таковыми были в глазах кресть ян и многие евреи, живущие не за счет земледельческого труда, а за счет торговли, шинкарства, управления помещичьими имениями и т.д.

Подталкивала кзнаказанность. Когда крестьяне громили евреев, правительство молчало, делая вид, что оно бессильно справиться с подъемом "патриотического духа" населения. Но когда крестьяне начали бить "панов", тогда правительство моментально оставило политику невмешательства и приняло самые решительные меры. "Громить нищих евреев - это чуть ли не исполнение "патриотического долга", громить помещиков - представителей господствующего класса - понятно, преступление, наказуемое по законам военного времени", - писала "Киевская газета".(105)

Октябрьские погромы 1905 года в селах и деревнях Украины были вызваны политическими и экономическими причинами.

Еврейские погромы в селах и деревнях бывали и раньше, они были вызваны экономическими причинами, но никогда погромы не приобретали столь массового характера, как в октябре 1905г. Обострение политической обстановки в стране и ухудшение экономического положения крестьянства создало благоприятную среду для межнациональных конфликтов в селах и деревнях.

Главная вина за погромы в селах и деревнях Украины, как и за все октябрьские погромы 1905 года, ложится на царское правительство которое могло и должно было защитить своих граждан-евреев от насилия, но не сделало этого.

III. ЕВРЕЙСКИЕ ПОГРОМЫ НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ И ВОДНЫХ СТАНЦИЯХ.

Когда 18-20 октября 1905г. в разных городах Украины начались погромы, многие жители-евреи брали билеты на поезд или пароход в любом направлении, лишь бы подальше уехать от резни. Но не тут-то было. Погромщики предприняли соответствующие меры, чтобы не дать евреям уйти от "народной мести". Были организованы специальные отряды черносотенцев, которые разъезжали по железным дорогам, убивали евреев на вокзалах и в поездах, а также устраивали погромы в населенных пунктах при железнодорожных станциях.

Таким образом, волна еврейских погромов распространялась по линии железных дорог. "Киевская газета" писала 6 ноября 1905г. : "Много громил переезжает из города в город. Целые поезда набиты гастролерами ... В Полтаву и Константиноград прибыла чуть ли не сотня "специалистов" /погромщиков/ из Ростова и других разгромленных городов ... ехали ребята на подбор: краснорожие, здоровые, пьяные, наглые ... Боже, как похожи многие из них на городовых".

20 октября 1905г. группа черносотенцев в количестве 150 человек выехала из Одессы поездом № 32, совершая везде по пути своего следования еврейские погромы с грабежами и убийствами; в этот же день они избили и ограбили трех евреев на станции Попелюхи, в поселке Вапнярка при железнодорожной станции разгромили и ограбили 7 еврейских лавок.(106)

21 октября 1905г. по пути следования поезда № 32, в котором ехали погромщики, из него выбросили двух зарезанных евреев. В этот же день были еврейские погромы на станции Бирзула /теперь г.Котовск Одесской области/ и станции Раздельная, где на почтовый поезд № 3 напала толпа громил, убила 9 пассажиров-евреев и ранила 35.(107) Железнодорожные служащие станции Раздельная были так напуганы происшедшими на их глазах событиями, что направили 21 октября 1905г. начальнику Юго-Западных железных дорог телеграмму, в которой говорилось: "Вследствие массовых убийств пассажиров поезда № 3 на станции Раздельная, служащие этой станции настойчиво просят прекратить пассажирское движение на станции Раздельная как со стороны Одессы, так и с Бессарабской ветви, и со стороны Бирзулы. В противном случае не ручаемся за жизнь служащих и пассажиров, и целость станции. Просим Вас ходатайствовать об увеличении воинской охраны станции немедленно".(108)

Как только погромы прекращались в одном месте, они тут же начинались в другом. Погромщики использовали тактику налетов: приезжали, громили, грабили, сжигали все дотла, чтобы скрыть следы преступления, и переезжали в другое место по железной дороге. Так было в городе Жмеринке, еврейский погром там начался вечером 20 октября 1905г. и продолжался до ночи 21 октября. После погрома "город имел вид как после бомбардировки. Многие каменные дома обратились в развалины".(109) Приезжих погромщиков поддержали местные черносотенцы. Местная администрация не только не останавливала, но прямо поощряла зверства черной сотни. Тогда "начальники разных ведомств станции Жмеринка, видя, что со стороны местной администрации мало надежд на помощь, выслали из своих мастеровых и рабочих 250 человек для охраны, платя им по 1 рублю 50 копеек за ночь".(110) После чего погром быстро прекратился.

Как только погромщики встречали сопротивление, они сразу же переезжали в другое место. Громилы уехали из Жмеринки в местечки Межиров и Станиславчик, где погромы произошли 22 октября 1905г.(111)

В селе Голте и местечке Богополе /теперь г.Первомайск Николаевской области/ во время еврейского погрома 21-23 октября 1905г. толпой громил руководило несколько неизвестных лиц, прибывших из Одессы. "Злоумышленники, которых была громадная толпа, производили частые ружейные и револьверные выстрелы, сопровождающиеся взрывами бомб, и навели такой страх на население, что все почти евреи бежали в степь, а местные крестьяне не решались оказать какое-либо содействие чинам местной полиции к подавлению беспорядков из опасения пострадать от огнестрельного оружия /громил/ ... Ограбленные постройки уничтожались огнем до основания. Все принадлежащее евреям имущество ... /было/ уничтожено совершенно. Убитых не найдено, ранено 9 евреев...".(112)

21 октября 1905г. был погром в г.Могилеве-Подольском, через который проходит та же железная дорога, что и через все вышеперечисленные населенные пункты. Прибывшим к местным громилам здесь помогли войска, которые расстреляли еврейскую самооборону.(113) Таким образом, небольшая группа погромщиков в 150 человек могла терроризировать еврейское население многих городов и сел Украины. В некоторых местах к приезжим громилам присоединялись местные жители /так было в селе Бирзуле Херсонской губернии, когда после начала погрома на станции Бирзула к погромщикам присоединились крестьяне окрестных сел/, но и в этих случаях приезжие громилы играли роль главных подстрекателей и организаторов погромов.(114)

Погромщики были хорошо вооружены, у них были ружья, револьверы и бомбы. Еврейская самооборона там, где она существовала, была вооружена железными палками, ломами, ножами и одним револьвером на всех, и в большинстве случаев не могла противостоять действиям погромщиков.

Продолжительность погрома зависела от величины населенного пункта, численности еврейского населения в нем, наличия или отсутствия самообороны и других факторов. В деревнях и селах, находящихся возле железной дороги, погромы продолжались, как правило, по несколько часов, в местечках - около суток, а на крупных железнодорожных станциях в городах - 2-3 дня.

То же происходило в эти октябрьские дни 1905г. на многих речных станциях. На пристани "Глобовка" в 5 верстах от Дымера были разорены в это время еврейские лавочки, обязанные своей участью капитану парохода "Атаман" Полякову. На всем пути от Киева по Днепру и Припяти в дни погрома на стоянках он властным начальническим голосом призывал местных крестьян к избиению евреев, прибавляя в качестве аргумента, что "теперь за них не отвечают".(115) На станции "Устье реки Припяти", рассказывали возмущенные пассажиры, в течение нескольких дней грабили слезающих с пароходов евреев. Вблизи Чернобыля была разгромлена станция Шепелич, обязанная своим разорением исключительно "днепровскому пирату" Полякову, имя которого прогремело по всему округу.(116)

Погромы на железнодорожных и водных станциях были составной частью октябрьских погромов 1905г. Они имели те же причины и тот же политический характер, что и погромы в городах, деревнях и селах. Правда, тут погромщики не утруждали себя в поисках для них повода, евреев избивали, грабили и убивали просто за их национальную принадлежность. Громить евреев в поездах, на железнодорожных и водных станциях было удобно, т.к. там погромщики появлялись всегда внезапно, и евреи но могли организовать самооборону и оказать им сопротивление.

Если в городах во время погромов изредка задерживали громил, то в поездах, на железнодорожных и водных станциях они чувствовали полную безнаказанность. Они спокойно делали свое черное дело и скрывались в неизвестном направлении на поездах и пароходах еще до прибытия на место происшествия войск и полиции.

Была у этих погромов еще одна особенность: они происходили не одновременно, как погромы в городах или селах и деревнях, а распространялись волнообразно, по мере прибытия на ту или иную железнодорожную или водную станцию громил.

В связи с этим возникает вопрос: кто финансировал поездки громил, кто и на какие средства вооружил их? Союз русского народа и другие политические партии официально оформились в России только после Манифеста 17 октября 1905г., и вряд ли они могли обладать сразу достаточными средствами для финансирования поездок погромщиков. Значит, ответ на этот вопрос может быть только один: деньги для этих целей выделяло царское правительство /или отдельные его представители по приказу царя/, которое и было главным вдохновителем всех октябрьских погромов 1905 года.

Несмотря на отдельные различия городских, сельских погромов на железнодорожных и водных станциях, все октябрьские погромы 1905г. носили контрреволюционный характер и были организованы черносотенцами и местными властями по указанию свыше для подавления революционного движения.

"Всеобщий октябрьский погром последовал за всеобщей железнодорожной забастовкой. Никто не станет утверждать, - говорил А.Д.Марголин на суде по делу о еврейском погроме в Нежине в октябре 19Ст что забастовка не была заранее широко задумана, что не было общего плана действий, а что будто на каждой отдельной версте и на каждом полустанке забастовка возникла самостоятельно, была вызвана специальными местными причинами. Точно также бесплодно заниматься выяснением местных причин октябрьских погромов".(117) Одновременность возникновения погромов в различных городах, одинаковое поведение местных властей, один и тот же "сценарий" погромов служат убедительными доказательствами того, что все октябрьские погромы 1905г были организованы по указанию из Петербурга приближенных к царю лиц.

Октябрьские погромы 1905г. не были случайным явлением, вызванным каким-то роковым для еврейского народа стечением обстоятельств Они были "результатом долгой политической эволюции России, венцом той системы железа и крови, которая давила евреев ... многие десятилетия".(118) Октябрьские погромы 1905г. были лишь продолжением "той политики" легального погрома, которую проводило царское правительство в отношении еврейского населения в предшествующие годы.

Бесправие еврейского народа создало у окружающего населения представление, что евреи находятся как бы вне закона.

Официозная печать насаждала представление о евреях, как о внутреннем враге, тем самым превратить целый народ в "козла отпущения" за все беды России. Погром был объявлен царскими властями чуть ли не "патриотическим делом", а погромщики - героями и патриотами, ведь они защищали свое отечество от "внутреннего врага".

Недаром большинство погромов во время первой русской революции проходило под лозунгом "Бей жидов, спасай Россию!"

Также очень показательным является тот факт, что большинство погромщиков, участвовавших в октябрьских погромах, вообще никакой ответственности не понесло, т.к. во время погромов полиция практически не задерживала громил, и они, сделав свое дело, спокойно уходили с награбленным. А те немногие рядовые погромщики, которые все же попали на скамью подсудимых /полиция на третий-четвертый день погромов в городах, когда пора уже было их прекращать, могла задержать десяток-другой громил для острастки остальных/ всегда отделывались очень легкими наказаниями, за которыми сразу же следовало царское помилование.

Октябрьские погромы 1905г. имели для еврейского населения Российской империи самые тяжелые материальные и моральные последствия и вызвали массовую эмиграцию евреев из России. Но эти погромы не смогли сломить стремление еврейского народа к свободе и равноправию.

Царские власти хотели утопить революцию в еврейской крови, что ж им это сделать удалось, но только лишь на время. Этими погромами они породили новые десятки тысяч своих смертельных врагов. После них еще больше усилилось участие евреев в революционном и национальном движении. Ведь такие события, как октябрьские погромы 1905г нельзя было ни забыть, ни простить.

"Получился заколдованный круг: жертвы наихудшего деспотизма, - евреи, - не могли не броситься в освободительное движение, но за то черная Россия мстила им погромами, которые еще больше толкали их в революцию.(119)

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ :


ПИШИТЕ! MD

=Главная=Изранет=ШОА=История=Ирушалаим=Новости=Проекты=Традиции=
=Книжная полка=Музей=Антисемитизм=Материалы=